Мозаичное панно «Тебе, родина, наш труд!» в Бишкеке (фотографии и комментарии)

 

«Тебе, родина, наш труд!» (1984)
Материал: смальта
Художник: Теодор Герцен
Расположение: фасад швейно-производственного объединения им. ВЛКСМ, Бишкек, пр. Жибек-Жолу, д. 362, Первомайский район

 

Панно включено в Сводный государственный список недвижимых памятников истории и культуры г. Бишкека как памятник искусства местного значения.

 

Теодор Теодорович Герцен (1935-2003). Монументалист, график, живописец, народный художник Кыргызской Республики, член Академии художеств КР (1998). Родился в селе Орловка в Киргизской ССР. В 1961 г. окончил Фрунзенское художественное училище, в 1966 г. - Московское высшее художественно-промышленное училище (б. Строгановское). Известен иллюстрациями к эпосу «Манас», множеством монументальных произведений (росписи, мозаики, рельефы) в городах и селах Кыргызстана.  

 


 

Осколки мечты (монументальная мозаика 60-80-х гг.)

 

Фото, исследование: Оксана Капишникова
Консультант проекта: Наталья Андрианова (архитектор, дизайнер, член редколлегии журнала Design.Kg)

 


 

«Труд» или «Красота»? Мнения о мозаике:

 

Оксана Шаталова:

Данную мозаику оберегает от сноса и забвения авторский ореол. «Великий человек и гениальный художник», —  так отзывался о Теодоре Герцене Чингиз Айтматов. Конверсия советской идентичности Герцена в кыргызстанскую состоялась легко, — советский народный художник стал академиком суверенного Кыргызстана. Сыграл роль фактор не националистический (Герцен — этнический немец), но национальный: сегодня акцентируется, что Герцен воспевал кыргызскую землю и, тем более, иллюстрировал эпос «Манас», фундирующий державную идею. Поэтому его наследие охраняется как национальное достояние, включая монументальные вещи советского времени.

Нам же интересно в этой работе иное: романтический, поэтический (почти до экзальтации) образ труда, — когда материальное производство изображается как сказочный ритуал. Три норны сосредоточенно ткут, а их вдохновенная сестра с красным значком руководит претворением продукта в ткань небес. Панно искусно выложено из узких брусков смальты, соединяющихся в эфирные нити, и напоминает не тяжелое каменное панно а, как метко заметил один из зрителей, трепетный гобелен. Водопад голубого цвета, голуби, девушки — действие, похоже, происходит в горнем пространстве, в эмпиреях. Это уже не миф, а сказка, — то есть миф, лишенный сакральной силы, пост-рассказ о некогда сакральном. Кажется, мираж в облаках скоро растает, что вскоре и произошло (см. позднюю предперестроечную дату создания панно).

 

Наталья Андрианова:

На мой взгляд, художественное решение этой мозаики определяли три факта:

1. Место. Швейная фабрика им. ВЛКСМ, где основной состав, естественно, женщины. Это задало тему «Женщины и Труд».

2. Время создания – 1984. Позднесоветская пропаганда перестала быть всеобъемлющей и «лобовой», искусству стало дозволяться монументальная лирика, как бы и в рамках официальной концепции прославления человека труда, но с другой эмоциональной составляющей. Думаю, что несмотря на заголовок «Тебе, Родина, наш труд» (деталь: цвет транспаранта, на котором он написан, – сине-голубой, а не красный, как тогда было принято), тему можно обозначить скорее как «Женственность». Главная героиня – женщина в расцвете лет, отнюдь не хрупкая девушка-серна (любимый образ из восточной поэзии). Талия, бедра, грудь, линия плеч, шея – женственность и красота всего этого подчеркивается плавными линиями драпировок. Это освобожденная дочь Востока (одно из несомненных достижений Советской Азии), даже скорее внучка… Ей уже не надо бороться за свои права (во всяком случае, как это понимали в тогдашнем СССР (рис. 1)), это сделали предыдущая пара поколений киргизских женщин; она в первую очередь женщина, а во вторую герой труда (орден Трудового красного знамени на ее одеяниях смотрится почти брошью). Это современная  женщина [1] — несмотря на традиционные киргизские одежды, она с непокрытой головой (косынки второстепенных женщин-персонажей – здесь скорее требование швейной технологии, чем традиция) и достаточно коротко острижена.

 

Рис. 1

 

В этой мозаике можно усмотреть так же некую реакцию на официально культивируемое понимание темы «Женщина и Труд», где равноправие с мужским полом свелось в значительной мере к разрешению носить штаны и исполнять тяжелую «мужскую» работу (рис. 2). Это попытка увидеть Красоту и Женственность, там, на производстве, где им особенно и не место… И это совсем не значит, что автор хочет «загнать» женщин обратно в гинекей, просто он декларирует некий идеал [2] - возможность для женщины быть одновременно Активной, Успешной (государственный орден) и Прекрасной.

 

Рис. 2

 

3. Персона автора. Теодор Герцен был большим мастером пастели, думаю, этим определяется мягкая, даже нежная, голубая гамма и текучие линии мозаики. Не исключено, что моделью для главного персонажа послужила жена Герцена — художница Диль-Фируз Игнатьева (рисовать своих жен – обычная практика для мужчин-художников). И если это предположение верно, то тогда автор вложил в работу не только официальные, прописанные заказом смыслы/символы (голуби мира, транспарант, солнце…), но и образ любимой женщины.

 


 

[1] Вероятно, иконография позы героини восходит к Богоматери-оранте, которая, в свою очередь, выросла из гораздо более древних богинь (Крит, Междуречье). Через это можно усмотреть соприкосновения с универсальным, но универсальным, проросшим в конкретной пространственно-временной ситуации (Советская Киргизия). Назад

[2] Именно идеал, крайне сложно достижимый в условиях реальной жизни киргизской женщины в 80-х, ибо он находился в жестких противоречиях с традициями, действиями власти (а не декларациями), промышленными технологиями и пр. Назад